الـعـربية Español Français English Deutsch Русский Português Italiano
24 фев 2024
 
 
 
Сессии

Интервью господина Халихенна Уальд Эррашид с региональным телевизионным каналом «Эль Аюн» по окончанию первой сессии Королевского Консультативного Совета по делам Сахары в 2008 году.



Выступление Телеведущий, Фатиха Ламин: Господин Халихенна Уальд Эррашид, президент Королевского Консультативного Совета по делам Сахары, добро пожаловать на интервью с региональным телевизионным каналом «Эль Аюн»
 
Халихенна Уальд Эррашид: Спасибо.
 
Телеведущий: Сначала, президент, последняя  резолюция Организации Объединенных Наций 1813, представляется ли по вашему победой для марокканской позиции?
 
Халихенна Уальд Эррашид: В действительности да, резолюция Объединенных Наций представляется большим и историческим успехом для королевства Марокко на дипломатическом уровне, и действительно, Марокко достигло исторического поворота в этом конфликте, на уровне Совета Безопасности.

Резолюция 1813, просит стороны непосредственным способом о том, чтобы они были реальными, компромисными для решения конфликта, а также признает, что марокканский проект серьезен и достоверен и предлагает жителям Сахары реализовать самоопределение.
Возможности, которые предлагает марокканский проект, равняются самоопределению, так как это предоставляет им основные возможности в сфере автономии, со стороны исполнительных, конституционных, юридических, финансовых и экономических аспектов.
 
Эта резолюция, разработана таким образом от опыта и от нового подхода международного сообщества.
 
Резолюция 1754 создала новый подход для международного сообщества, они растались со всеми предыдущими планами, Совет Безопасности отказался от референдума, отказался от  идентификации тождества, отказался от плана решения и от план Бекера, отказался от всего, что было и принимал новый подход, основанный на марокканском проекте, этот проект и расшевилил международное сообщество, этот проект опирается на добрую волю, на непосредственные переговоры, чтобы найти решение.
 
Эта резолюция 1813, говорит во-первых, что сторонам необходимо  доказать реализм и компромис, во-вторых начать серёзные переговоры, интенсивные переговоры, чтобы  прийти поскорее к политическому решению.
Сверх того, она продлила миссию Минюрсо на год в перёд, что является первым случаем для  Совета Безопасности Объединенных Наций.
 
Совет Безопасности чувствует, что имеются положительные вещи и на столе есть вещи, которые в состоянии двигать вперёд, в лучшую сторону, на основе марокканского предложения.
Марокко доказало свое доброе намерение с политической, дипломатической волей, для решения этого конфликта, который длился долго.
Паралельно с этом  проектом звучали заявления основных государств, членов Совета Безопасности, особено гасударств с тяжелым весом на  международной арене : США, которые объявили яснным голосом, что единственное возможное решение, является автономией в рамках марокканского суверенитета.
 
Значит это признание Соединенными Штатами марокканского суверенитета и признание, что автономия - это отличное решение, которое не является никаким случайным решением, а постояной позицией США.
 
Саму позицию приняли Франция и Великобритания, а также можем говорить что позиция Китая, России и других государств, сама по отношению к решению вопроса Сахары.
Значет, верим, признаем и чувствуем, что резолюция 1813 создает исторический период в конфликте Сахары и открывает новые перспективы. Пятый раунд переговоров будет базироваться на содержании этой резолюции. Что значит, что стороны обязанны быть реальными и обладать духом компромиса. Что значит реализм и комромис в словаре ООН?
 
Общество должно знать реализм, Полисарио требует не выполнимые вещи – референдум. Референдум невозможен по объективным причинам, распределение племен на различные государства, наследство от колониализма не имеет ни какого доверия,
Невозможность опредилить согласованный списк избирателей. Значит есть разногласия, не возможные улаживаться ни когда. А если это не случится, значит что референдум не состоится ни когда.
 
Объединенные Нации поняли, что реализм состоит в том, чтобы отказываться от невозможного и принимать вещи, как они есть, и найти рещение с компромисом. Компромис значит, что стороны должны жертвовать невыполнимыми требованиями.
Автономия и проект автономии - это марокканское поржертвование, это историческая инициатива, противник ни когда не думал, что Марокко может применять этот шаг.
Но Марокко собрало политическое и дипломатическое мужество, и предложило инициативу автономии.

Фронт Полисарио ещё держится за старые двусмысленные позиции, поэтому Совет Безопасности призывает его к тому, чтобы растаться с невыполнимыми требованиями для того, чтобы встречаться по середине, а эта средина – проект автономии, представленный Марокко. Конечно, этот проект автономии находится на столе переговоров и Полисарио может обсуждать его.
 
Соединенные Штаты объяснили, что если марокканская инициатива автономии не удовлетворяет Полисарио, то Полисарио предоставляется возможность вносить проект автономии, но только проект автономии, они убежденны, что это - предназначенная дорога, чтобы разъяснить автономию.
 
Этими положительными вещами, которые привела резолюция с собой, является достижение для Марокко и для региона. Оно побуждает стороны к компромису.
Речь идет о новой политике Совета Безопасности. Он применил политику, которую не разделяет, а которая сблизит стороны и заставит их доходить до возможного решения, поэтому Совет Безопасности стал более ясным в своих целях – это вопрос автономии.
Да, со всей скромностью, я полагаю, что Полисарио и Алжир хотят скрывать это своими разговорами о необъективных вещах. Это необходимо всем знать, Полисарио и Алжир не имеют нечего, что говорят, что эта резолюция не в интересах Марокко и проекта автономии ...
 
Телеведущий: Г.президент, только что вы  привели в упоминании, что Объединенные Нации призвали неоднократно все стороны к тому, чтобы находить реалистичное переговороное решение для конфликта Сахары.
Не видите ли, что заявления личного посланника Генерального Секретаря Объединенных Наций, господина Петера Ван Валсума, представляет решение для этого конфликта, или если можно говорить, что Объединенные Нации  утомлены и хотят найти решение, вероятно, предложенное Марокко, автономия - это решение для этой проблемы.

Халихенна Уальд Эррашид: Нет, Объединенные Нации не утомляются, ООН дошли до вывода через опыт.
Господин Петер Ван Вальсум опытный человек, набрал опыт в качестве голандского дипломата, затем в ООН, ему поручали важные международные вопросы и он набрал опыт в досье Сахары, потому, что с 2005 года является личным посланником Генерального Секретаря.
Сверх того, у него были контакты, посещал три раза регион (Марокко, Алжир, Тиндуф и Мавританию) и председательствовал четеры раунда переговоров.
Значит его заключение – плоды опыта, во-первых опыт опытного человека, значит обладает необходимым опытом, человек с большим опытом  в международных областях, особено он набрал достоточно знаний о досье Сахары.
Он слышал от Полисарио, Марокко, Алжира и Мавритании.
Он слышал нас всех во время переговоров.
Он дошел до вывода, что проблема решается только, если Полисарио отказываеся от сепаратизма, он отчетливо выразил это, решение вопроса Сахары не лежит в нереальной независимости.

Что значит нереальной? Независимость невозможна, потому что нужен референдум, и референдум невозможен. Референдум осложнен. Референдум не состоится ни когда, значит сепаратизм ни когда не случается, значит это требование не реальное, а нереальное требование значит безумное требование.

Во-вторых, он не не останавливается на этом, что сепаратизм нереален, он трибует от Полисарио, чтобы он отказывался от сепаратических требований, чтобы доходить до решения.
Что это значит? Если бы не было требований сепаратизма и независимости, значит решение состоит в середине, где нет побежденных и победителей. И это сейчас позиция Объединенных Наций и это также наша позиция и сущность марокканской инициативы, это и есть сущность автономии.

Автономия - это  среднее решение, это решение, которое удовлетворяет сахарцев, потому что удовлетворяет все их требования. Что хотят сахарцы?
Они хотят, чтобы приоритет предоставлялся им в управлении автономией. Инициатива им гарантирует это навсегда, приоритет всегда будет у сахарцев в пределах учреждений, правительства, парламента и остальных учреждений. Сахарцы требуют, чтобы управляли сами своими делами. Это гарантирует автономия. Гарантированно региональное правительство, парламент, провосудие и что касается учереждений безопасности и экономических учереждений в регионе.
 
Сахарцы хотят, чтобы это решение привело к экономическому, социальному и культурному развитию, а так же чтобы  уважало их личность и их культуру, это гаранрирует им все это, это значит, что все требования сахарцев содержатся в проекте автономии.
Полисарио сам  в переговорах не говорит, что марокканский проект автономии не хорош, он признает, что это хороший проект. Значит требуется от Полисарио, чтобы слышал благоразумные люди и ООН. И чтобы не принимал эту позицию, как переходную позицию или сезонную позицию, эта революция необходима, чтобы Полисарио уважал это и начал серьёзные переговоры с Марокко. Что является деистветельным сейчас?
Какие возможности перед Полисарио, или выберет серьёзные переговоры, соответствуя жиланию всех: Совету Безоапасности, Ван Валсуму, США, Франции, Великобритании, Испании, государств Азии, Арабских государств и мусульманских стран, или поставит наших братьев в Тиндуфе к беде, потому что нет другого выбора, нет другого решения, Полисарио воевали 16 лет, это была катострофа для всех семей сахарцев.

Полисарио искал невозможный референдум и сам видел, что этот референдум не может происходить, не смотря на то, что Генеральный Секретарь ООН .  Почему тогда упрямство? Почему Полисарио настаивает на том, что сам уверен, невозможно?
Но сейчас, когда вещи стали ясными, и всем стала известна позиция всех, позиция Объединенных Наций, позиция господина Ван Вальсума,
позиция влиятельных стран, стало очевидным, что независимость невозможна и нереальна и что необходимо отказатся от этого требования , и  мы должны выбирать дорогу автономии, в рамках марокканского суверенитета.

Что предпринимает Полисарио? Будет ли Полисарио рисковать в пользу интересов наших родственников? Рискует ли он будущим сахарцев, для своих лечных целей? Или из-за упрямства, а также из-за позиции  прошлого и не хочет  отказываться от неё?
Это - вызов для Полисарио. Теперь он зажат в угол, со стороны Совета Безопасности, со стороны господина Ван Вальсума, со стороны Соединенных Штатов, со стороны Испании и со стороны автономии.

Он не может быть против дела, в котором есть интересы сахарцев, будущее сахарцев, сейчас мы ждем. То что слышали до сих пор от Полисарио негативно, то что слышали не зрело,
не соответствует ответственности и мудрости по отношению к этому вопросу.

Перед нами год, Совет Безопасности продлил на год миссию Минурсо, в следующем месяце фронту Полисарио необходимо пересмотреть свои докуметы, если фронт Полисарио располагает свободным решением, это остается большой загадкой, это фронт Полисарио, который находится на алжирской территории и поддержан Алжиром, он не может шевилиться  без согласия Алжира, он двигается с алжирскими заграничными паспортами и алжирскими финансами. Имеет ли он прово выбирать автономию?

Это вызов Полисарио, рискует ли Полисарио интересами сахарцев и не начинает серьезные переговоры, с целью делать вставку на определенные вещи, на позиции тех или инных, нет теперь есть достижение, достижение Совета Безопасности, личного посланника, Соединенных Штатов и автономии, которая поддерживается сахарцами, включая таких, которые находятся под влиянием фронта Полисарио в лагерях.

Я  убежден и это говорил с начала, в том что сахарцы поддерживают в общем автономию, потому что они утомились страданиями, раздвоенностью и невыполнимыми обещаниями, все сахарцы разочарованны в Полисарио.
На последнем конгрессе они обещали людям независимость, будет независимость, ответ – это ответ господина Ван Вальсума, независимость невозможна, Полисарио обещал людям, что решение близко, это не случилось до сих пор.
Я думаю, что мы перед вызовом, вызов не для Марокко. Вызов который был перед Марокко до 2006 года.

Марокко противостояло этому вызову и составило программу, составило проект и представило его международному сообществу и хочет его осуществлять, хочеть вести переговоры, оно имеет добрую волю, оно представило возможность представителей региона, принимать участие в создании этого проекта, то что, доказывает его доверчивое качество и историческую волю, под руководством Его Величества короля Мохаммеда VI и поддержке единогласно марокканского народа, чтобы выходить из этого кризиса.
 
Тепер мы видим, что другая сторона перед трудным вызовом, будеть ли это ещё разочаровывать наших братьев, или они пересмотрят свои карты положительным способом. Это большой вопрос перед нашими братьями.
 
Также есть, и это положительное вещь, желание членов Союза Магриб Араби, возродить этот многообещающий Союз, его ожидают Европа и США, которые хотят соотрудничать. Надеемся, что встреча Танжера, при участии пяти стран, с участием Алжира, важное участие, надеемся что, продвинемся вперед в направлении гласности.
Чтобы использовать представленную возможность, которая не позволяет ни кому унежаться или посягать не его суверенитет, это решение, которое удовлетворяет всех, удовлетворяет Марокко в том, что оно сохранит свою территориальную целостность, удовлетваряет нас сахарцев, не только Полисарио, удовлетваряет Алжир и все страны Магреба.
 
Телеведущий: Первая очередная Сессия Королевского Консультативного Совета по делам Сахары в этом году, обсуждала два главных раздела, среди них вопрос здоровоохранения, продолжение развития отросли здровоохранения, что Вы можете нам говорить об этом, отрасли здровоохранения в провинциях Юга?
 
Халихенна Уальд Эррашид: Значит помимо политической и дипломатической роли Совета, с самого начала, то есть с марта 2006 года, взнос Совета, для того, чтобы марокканская инициатива имела политический и дипломатический успех, взнос Совета в  политике примирения в области прав человека, в области завещаемых вопросов и в области недостатков в определённых вопросах. Совет приступил, чтобы решать их. Совет занимается в своих сессиях вопросами развития, мы рассматривали уже три главных вопроса развития: первый вопрос касается жилья, программа которого находит применение уже год. т.е. с тех пор, как Совет принимал решение в  декабре 2006 года. 
Эта программа решает проблемы жителей лагерей, и для все тех, кто хотят жилье и не смогли получать его, 68 тысяч оборудованных участков земли под стоительство, во всех провинциях без исключения. Это во-первых.

Государство реализовало многочисленные проекты в регионе: это больницы, медеценские пункты и врачи спецалисты, с отличной подготовкой во всех провинциях, но уровень урбанизации, уровень жизни и экономическое и социальное развитие, которого достигли все три региона, трибует другого уровня услуг здровоохранения.

На этой основе, мы заключили соглашение-программу с Министром здравоохранения и министерством внутренних дел, с муницепалитетом, с агентством по развитию и с национальной инициативой человеческого развития ( 220 миллиона дирхамов).
Кроме того, есть 50 миллион дирхам в стадии осуществления министерством здравоохранения, то есть 270 миллионов дирхам. Для чего нужна это сумма?
 
Во-вторых, рассматривали вопрос морского рыболовства на всех равнинах, в частности, что касается программы, которая способна стимулировать рабочие места для молодых людей в этой области.
 
После этого, в последней сессии в Смаре, мы рассматривали тему воздушного транспорта и дорожного транспорта и поставили программу для всех провинций.
Сейчас рассматриваем вопрос здоровоохранения, он непосредственно касается ежедневной жизни жителей.
Это программа, которая вкладывалась в эту сессию, является программой, с целью улучшения уровня услуг здравоохранения в регионе.
 
Мы учли географический аспект региона в этой программе и необходимую автонетребовательность в области лечения, и поставили срочную программу, которая удовлетворяет местные потребности с министерством здровоохранения, где не были недостатки, например есть недостатки в Заге, Терфая, Бер Кендез и в регионе Уссерд.
Но что касается медицинских центров в трёх регионах, в Гульмиме, например, есть локальная больница, это больница будет развиватся до областной больницы, со всеми специальностями, то есть будет на уровне больницы в Агадире, по отношению к специальностям, это не было в Гульмиме раньше, в том что касается  сложных хирургичиских операций, как операции костей, суставов и детская хирургия, кардиография,  хирургия мозга и все, что касается женской медицины, это все будет в Гульмим, где сейчас имеется только простой сканер.
 
Значит, что это больница станет в состоянии выполнять все потребности региона, и не будет обходимости жителям региона через три года, ездить в Рабат или в Касабланку, или Меракеш, или Агадир. Это что касается Гульмим.
 
Конечно, есть проект модернизации и оборудования больницы города Тан-Тан, Смара, Буждур и доведение провинциальной больницы Дахля до региональной больницы, по принцыпу Гульмима.
 
В городе Эль Аюн, больница будет медиценским комплексом, то есть будет, как больница Ибн Сина в Рабате, со всеми специальностями, со скорой помощью, как в Рабате, то есть не будеть обходимости, чтобы ехать до Рабата, в Эль Аюн будить ещё один сканер с IRM лучами, эта машина боле развитая, и это конечно трудно достать, потому что трибуется хорошо подготовленные операторы.
 
Также, по согласию организации «Лала Сальма» по раковым болезням, в городе Эль Аюн построится Онкологическая больница, для выполнения всех потребностей  региона, будет достаточность в области здровоохранения, будут также стоится новые медицинские центры в сельских пунктах, роддома, конечно будет в городе Эль Аюн мобильный орган, как в Касабланке, для перевоза болных.
 
Кроме того, у каждой провенции, из восми провенций, входящих в должность Совета, будет внедорожная машина, в рамках сельской здровоохранительной программы, её должность состоиет в том, чтобы перевозить один раз в месяц врачей в деревнях и лечение кочевников  и жителей деревней. Один раз в месяц, то есть 12 раз в году.
 
Речь идет о 8 машинах в каждой провинции, в Гульмим, Тан-Тан, Асса Заг, Смара, ЭльАюн, Буждур, Дахла и Ауссерд.
Сверх того, это программа содержит три оснащенные мобильные еденицы: Гульмим, ЭльАюн и Дахла, эти еденицы оборудованны достоточно. для того, чтобы ездить на места, где нет больниц.
 
Значит говорим, что эта программа подготавливает регион к автономии, потому что дает нам три медеценских центра, которые предлагают лечение людям, больше лечения, которое предлагают только в акадимических центрах как в Рабате или в Касабланке. Финансы для этой программы уже есть, для стоительства и оборудования, а что касается персонала,  министерство здравоохранения предствляет программу для сопровождения этой программы.
Не возможно открыть кардиографию, если нет местных специалистов.
 
В Эль Аюн будеть очень вожной еденицей, это  медицинская еденица по ожогам, этого нет во всех провинциях Юга, что будет позволять всем людям, которы лечиться в новом центре, который открывается в городе Эль Аюне с высоким уровнем.
Эта программа, наряду с другими програмами, развивает регион и улучшает уровень жизни, медицинские услуги. Будит так же способна осуществлять политику правительства, касающуюся медицинской страховки, для тех, кто имеют работу и для тех, кто без работы, значит у них будут центры для лечения.
 
Я хотел бы сказать по поводу этой сессии, что Совету удалось решать один из сложных вопросов  - вопрос преподавателей, вопрос который достался нам с колониальной эпохи, мы договорились с ответственной администрацией о том, что касается способов возмещения. Этот вопрос был разрешён и будем рассмотривать другие вопросы.
 
Телеведущий: Господин Халехина Уальд Эррашид, председалель Королевского Консультативного Совета по делам Сахары, был с нами в специальной беседе, на региональном телеканале Эль Аюн. Большое спасибо.
 
Халихенна Уальд Эррашид: Спасибо.

 

 Сайт не несет ответственностиза функционирование электронных исодержание внешних ссылок !
  Все права защищены © ККСДС 2024